Люди с телевизором вместо головы

Правило нарратива

Чтобы хаос привести в порядок, нужно применить правило. Здесь на слово ПрАвило у меня сразу приходит аналогия со словом ПравИло или строительный инструмент, который помогает стену делать ровной. С помощью правИла строитель всё многообразие беспорядочных элементов выстраивает в порядок, благодаря чему достигается желаемый результат.

Строитель со своим правИлом может ходить по разным клиентам, которым нужна ровная стена. Стены будут разные и штукатурка — от разных производителей. Но с помощью правИла строитель все штукатурки на всех стенах у всех клиентов сделает правильными, и всем от этого станет хорошо.

Следовательно, когда в пространстве существует некий хаос, для того, чтобы хаос упорядочить, требуется правИло или прАвило. Таким правилом для меня стало знание о нарративах.

Радио

Я начал слушать людей и обратил внимание на одну характерную схожесть.
— Люди говорят нарративами.

Создаётся жуткое впечатление. Если отрешиться от того, как люди выглядят, а оценивать людей по тому, что люди говорят, то мир вокруг становится заселённым роботами, которые вместо головы носят радио или ретрансляторы, чтобы друг другу транслировать нарративы.

Применение нарратива

Нарратив строится по формуле:

Человек должен.

Например:

  • Человек рождён для счастья, как птица — для полёта.
  • Мужчина должен делать женщину счастливой.
  • Женщина — это хранительница очага.
  • Красота спасёт мир.

У нарратива всегда есть два участника:

  1. Господин — выгодополучатель.
  2. Раб — исполнитель.

Нарратив несёт два скрытых инструмента:

  1. Принуждение.
  2. Шизофреногенный паттерн.

Шизофреногенный паттерн строится по формуле:

Ты плохой, но я тебя люблю.

Слушая шизофреногенный паттерн, раб чувствует удовольствие от того, что его любят, но испытывает боль. Боль возникает от страха. Под действием нарратива раб испытывает два страха:

  1. Страх потери идентичности.
  2. Страх наказания.

Первой потребностью человека является самоидентификация «Я есть». Идентифицируется человек двумя способами:

  1. Внутренний локус контроля. Я сам решаю, кто я есть.
  2. Внешний локус контроля. Я идентифицирую себя по тому, как меня идентифицирует общество.

Человек с внешний локусом контроля идентифицируется путём сравнения с эталоном, который в обществе установлен. При этом у раба имеется максимальная зависимость не только от общественного мнения, но и от общества, потому что, теряя общество, раб теряет эталоны и теряет себя.

Раб боится потерять признание господина и признание общества, от имени которого говорит господин. Признание общества раб может получить только через соответствие нормам, которые обществом установлены для рабов. Нарушение установленных норм влечёт за собой наказание. Раб наказания от общества боится.

Подчинение

Под действием страха от предвкушения боли, раб хочет защититься от опасности. В опасности раб реагирует тремя способами:

  1. Драться.
  2. Бежать.
  3. Замереть.

Драться раб не будет, потому что с обществом драться бесполезно. Бежать некуда, потому что от общества не убежишь. Поэтому рабу остаётся только смириться и прийти в соответствие с диктуемой ему нормой. На это надеется господин, использующий шизофреногенный паттерн.

Любовь

Нарратив используется господином по следующей схеме:

  1. Страх. Нарративом господин вызывает у раба страх перед болью и наказанием.
  2. Принуждение. Нарративом господин заставляет раба совершить действие.

И делается это под эгидой любви:

  1. Я тебя люблю, поэтому открываю тебе истину.
  2. Я тебя люблю, поэтому забочусь о твоём благополучии.
  3. Я тебя люблю, поэтому хочу, чтобы тебе стало лучше.

Это подкупает раба, вселяет доверие к господину, даёт гарантии. Помогает рабу снять личную ответственность и почувствовать себя свободным.

Форма нарратива

По форме нарратив также устроен забавно. Нарратив говорит об объекте и не затрагивает субъекта.

  1. Нарратив скрывает личность господина, благодаря чему господин может скрыть, что выгодополучателем от действий раба будет господин, а не раб.
  2. Нарратив не затрагивает личность раба, благодаря чему снимается напряжённость. Раб не чувствует принуждения. Раб чувствует свободу и пространство для свободного волеизъявления.

Нарратив используется, потому что это выгодно господину. Господин использует нарратив с несколькими целями:

  1. Заставить раба выполнить действие.
  2. Снять с себя ответственность.
  3. Скрыть личную выгоду.
  4. Остаться безнаказанным.
  5. Избавиться от необходимости вознаградить раба за работу.

Нарратив похож на игру в прятки. Есть тот, кто заинтересован в том, чтобы раб выполнил действие. Есть тот, кого принуждают совершить действие. Идёт агрессивное вторжение в интересы раба. Но раб не видит ни агрессора, ни жертву. Раб видит только путь, по которому необходимо идти ради избавления от страданий.

Альтернатива

ПравИло хорошо не только тем, что оно ровное. У правИла есть ещё один атрибут. ПравИло даёт альтернативу. Встречаясь с правИлом, щтукатурка испытывает воздействие альтернативной силы и, подчиняясь силе строителя, меняет свою форму и положение в пространстве.

Если правильно применить к людям правило о нарративах, то люди познакомятся с альтернативой. Оказывается, в общении не обязательно говорить нарративами. Можно говорить иначе.

Чем можно заменить нарративы? Для избавления от нарративов, нужно сформулировать цель. Их несколько:

  1. Показать личность господина или выгодополучателя.
  2. Показать личность раба или исполнителя.
  3. Показать действие, которое должен совершить раб.

Чтобы избавиться от нарративов, можно использовать другую форму послания:

Я хочу, чтобы ты сделал это.

Либо в форме императива:

Сделай это для меня.

Не мешало бы также сразу сказать о вознаграждении, которое получит раб. А рабу будет проще дать своей работе цену, если знать, какую выгоду получит господин.

Например, вместо нарратива «Мужчина должен делать женщину счастливой» можно сказать:

Я хочу, чтобы ты устроился на вторую работу, потому что я хочу вторую шубу. Пожертвуй собой ради меня.

Заключение

Следует признать, что нарративы несут определённую пользу. Если люди будут говорить нарративами, снижается опасность, что люди поубивают друг друга. Поэтому говорение нарративами создаёт иллюзию мира, безопасности и взаимной любви.

Однако правды, искренности и личностей в обществе от нарративов становится меньше. Обманывая других, мы обманываем себя.

Scroll to Top