Меню Закрыть

Насилие в метро

Случилось так, что сегодня я стал свидетелем насилия. Насилия над женщиной со стороны мужчины. И даже сумел поучаствовать в происшествии, но в роли защитника.

Киевское метро, 10 часов утра. Час пик уже минул, пассажиров в вагоне уже не много, поэтому ехать в метро достаточно комфортно. Еду от клиента, поэтому настроение хорошее, наслаждаюсь общением с киевлянами в общественном транспорте, радуюсь жизни.

На станции Льва Толстого в вагон заходит девушка. Обычная девушка лет двадцати с длинными распущенными волосами и в светлом пуховом пальто. Следом за девушкой заходит парень. Он ничем не выделяется из толпы, но моё внимание он привлёк словами, которые он довольно громко сказал девушке:

Привет…

Мысли у меня в голове понеслись быстро. Понятно, думаю, парень решил познакомиться с девушкой в метро. Бывает. Но только что-то лишнее, неуместное было в облике молодого человека. Его улыбка. Нет, это была не улыбка, а даже ухмылка. Пренебрежительная насмешка над девушкой.

Пока я это думал, он договорил своё «Привет» и продолжил:

А ты могла бы меня сейчас ударить?

Стоп. Не понял.

Я знаком с пикапом, поэтому пикаперские техники знаю. Техника «Разрыв шаблона» довольно эффективна, но… Предложение девушке ударить незнакомого мужчину в общественном транспорте? Это что-то новенькое.

Хотя, погодите. Ударить, бить — это насилие. Не важно, что мужчина просит ударить его, но по сути мужчина говорит о насилии, а значит предлагает насилие, следовательно проявляет насилие.

Девушке, вижу, предложение молодого человека не нравится. Девушка, не поворачиваясь к нему, говорит:

Молодой человек, не могли бы вы…

Как быстро мчатся мысли в моей голове. Боковым зрением оцениваю обстановку и понимаю, что никто из пассажиров вокруг девушки защитить её от насильника не намерен. Никто даже не смотрит в их сторону. Хотя молодой человек своё «Могла бы ты меня сейчас ударить» сказал достаточно громко и членораздельно.

Надо что-то делать. Ведь в России «четырнадцать тысяч» женщин пострадали от насилия. А в Германии насилию подвержена «каждая третья женщина». Поэтому медлить нельзя.

Решительно подхожу к паре, дважды хлопаю парня по предплечью, вторгаясь в его пространство и производя физическое воздействие на его тело, строго смотрю в его глаза и, пока девушка ещё не успела закончить «Не могли бы вы», говорю тихо и уверенно:

Отойди, пожалуйста.

Руку ставлю между насильником и девушкой, как бы защищая девушку от насильника и отгораживая насильника от девушки рукой.

Нет, так решительно нельзя знакомиться с девушками в общественном транспорте! Я — за высокое мастерство в искусстве.

Насильник перевёл взгляд на меня. Через секунду ухмылка с его лица ушла. И он молча отошёл. Девушка, не оборачиваясь, обмолвилась:

Спасибо.

Я вернулся на своё место у двери, которая в торце вагона. Осматриваю место происшествия и насильника. Им оказался молодой человек со внешностью гопника. Кеды, спортивные штаны с провисающей матнёй, кожанная курточка и вязаная спортивная шапочка, сдвинутая далеко на затылок. Всё — чёрного цвета. Чисто гопник. Разве в таком виде с девушками знакомятся?

Сначала очень хотелось подойти к нему и вразумить. Посоветовать одеваться правильнее и сценарии знакомства выучить получше. Чтоб без скрытых смыслов о насилии. До сих пор не понимаю, зачем при знакомстве с девушкой в первой фразе просить тебя ударить?

Нет, не хватило мне великодушия заняться просвещением молодого мужчины, испытывающего голод по женской любви. К тому же, его внешний вид подсказывал мне, что это бессмысленно.

Через пару остановок девушка, жертва насилия в метро, вышла. Вместе с ней поднялась с места её подружка. Посмотрела в мою сторону, щедро улыбнулась, показала большой палец вверх и сказала «Спасибо».

Приятно. Пусть теперь думает, что у нас остались настоящие мужчины.

Ещё через пару остановок вышел и насильник. Будто ни в чём не бывало. Нормальный такой себе гражданин и пассажир.

А я поехал дальше, продолжая размышлять о нелёгкой судьбе женщин и о насилии со стороны мужчин.

Другие статьи по теме

1 Comment

  1. Уведомление:Гештальт о насилии закрылся — Андрей Громов

Добавить комментарий