Выученная беспомощность

Выученная беспомощность

На консультацию пришёл мужчина. Мужчине — около 35 лет. щетине — около двух дней.

— Здравствуйте, садитесь.
— Здравствуйте.
— Что вас привело ко мне?
— Мне предстоит сделать сложный шаг в моей жизни, и я хотел бы посоветоваться с психологом.
— Это похвально (улыбаюсь). А что же вас тревожит?
— Я собираюсь развестись с женой.
— Так. А чем вам может помочь психолог?
— Ну, посоветовать что-то.

— Вы сами чего хотите? Сохранить семью или развестись?
— Ну… Я уже готов закончить эти отношения. Но мне как-то тяжело принять решение. Я пришёл к вам, чтобы вы мне посоветовали.
— Я должен вас огорчить, но я не знаю, как вам поступить. И советов я не даю Я только могу вас провести из вашего нынешнего состояния неопределённости к разводу или провести вас к сохранению семьи через отказ от развода. Я не могу за вас сделать выбор.
— Это понятно.
— Но я считаю, что если вы пришли за помощью к психологу, значит вы разводиться не хотите. Что скажете?
— (смеётся) Получается так.

— Если вы не хотите разводиться, то причины может быть две. Первая. Вы любите свою жену, но вам что-то мешает её любить. Сейчас не будем разбираться, что такое любовь. Я сейчас любовью называю ваше желание жить с этой женщиной вместе. То есть первая причина, первая возможная причина того, почему вы не хотите разводиться, – это ваша любовь к жене.
— (кивает).
— Вторая возможная причина – в том, что вам оставаться с женой выгодно.
— Выгодно?
— Я допускаю, что так тоже может быть. По какой причине вы хотите сохранить вашу семью? Вы любите жену или вам выгодно всё оставить, как есть?

— Мне даже сложно ответить.
— Почему же? Не смотря на всё то зло, которое она вам сделала, вы продолжаете её любить?
— (задумался) Я не знаю, что такое любовь, но я чувствую, что моя жена – хороший человек. Столько уже прожито вместе…

— Хорошо. Давайте о любви поговорим в другой раз. А сейчас расскажите, что вам в жене не нравится.
— Я уже думал над этим вопросом. Я бы сказал, что мне не жена не нравится. Мне стал не нравиться я сам.
— Интересно. Подробнее.

— Я превратился в тряпку. Я стал очень пассивным. Мне ничего не хочется.
— А вы когда-то были другим?
— Да, конечно! (привстал в кресле и уселся ровнее, лицо оживилось).
— Расскажите.
— До свадьбы я вёл намного более активный образ жизни. Я спортом не занимался, но я говорю вообще о деятельности. Я постоянно что-то мастерил руками, я общался с разными людьми, у меня были какие-то проекты, цели. Я на отдых за границу каждое лето ездил!
— А сейчас?
— А сейчас я прихожу с работы и просто сижу дома. Я даже словил себя однажды на мысли. Я будто живу на поводке. Я иду с работы и боюсь где-то задержаться или зайти в кафе выпить чашечку кофе. Сам. Просто боюсь сделать что-то без разрешения своей жены. Я понимаю, что в любой момент времени жена знает, где я нахожусь и что я делаю. А если я позволю себе получить какое-то удовольствие лично, без жены, то я будто совершу преступление.
— Это вам жена так сказала?
— Нет. Это я так чувствую.
— Вы чувствуете, что без ведома жены вы не смеете сделать шага?
— Да, именно так.

— Попробуйте вспомнить, когда появилась у вас эта зависимость от мнения жены.
— Ой, уже давно.
— Ну постарайтесь. Это важно.
— Мне кажется, с самого первого дня нашего знакомства.
— Что произошло в первый день вашего знакомства?
— Да ничего особенного не произошло. Да и не в этом дело. Я говорю о другом.
— О чём?
— Мне вообще не нравится вот это вот всё преклонение перед женщиной. Вот эти все букетики, конфетки, это всё унижает мужчину перед женщиной.
— Почему?
— Потому что мужчина становится в подчинённую женщине позицию. Становится и ждёт, чего повелит женщина. А он должен это исполнять.

— Ваша жена часто вами повелевает?
— Постоянно.
— Как это началось? С букетов и конфет?
— Наверно, да.
— Вам было не приятно дарить вашей будущей жене цветы?
— В том-то и дело, что приятно! Она так радовалась, когда я ей дарил цветы и подарки. А я радовался, что она радуется.
— А потом?

— А потом появился ребёнок.
— И?
— Я понял, что я остался в одиночестве.
— Что случилось, из-за чего вы почувствовали себя в одиночестве?
— (молчит) Я помню, однажды утром лежал в постели… До рождения ребёнка мы часто по утрам занимались сексом. И в то утро… Моё терпение уже было на пределе. Тогда уже очень давно не было секса. Как обычно, плакал ребёнок, жена занималась им… И у меня было такое ощущение, что если она ко мне сейчас не прикоснётся, то я взорвусь.
— У вас была эрекция?
— Нет. Это была какая-то боль внутри. Как натянутая пружина.
— Жена к вам прикоснулась?
— Нет.
— Взрыв произошёл?
— Взрыва не было. Я же понимаю, что она не виновата.
— А кто виноват?
— (молчит).
— Вы говорили жене, что вам не хватает секса?
— Говорил. Но я же видел, что она постоянно занята.
— Вы хотели ребёнка?
— В том-то и дело, что хотел.
— Но вы были не готовы к возникшим трудностям?
— Получается, нет.

— Вы помогали жене ухаживать за ребёнком?
— Да.
— Что вы делали?
— Ну, всё, что нужно.
— А именно?
— Ну, всё, что просила жена.
— О чём вас просила жена?
— Я купал.
— Жена кормила грудью?
— Да.
— Что ещё вас просила сделать жена?
— Ну, там поменять памперсы. Сбегать за памперсами! Посидеть с ребёнком.

— Вы оказывали жене психологическую помощь?
— Психологическую?
— Да. Пытались ли как-то оградить её от забот? Дарили ли ей цветы, например? Разговаривали? Обнимали?
— (задумался) Хороший вопрос… Знаете, наверно, уже тогда я почувствовал злость на жену. Она постоянно была какая-то злая, всем недовольная. Уже не было той жены, с которой я был знаком до рождения ребёнка… Вы спрашиваете, обнимал ли я её… Да мне даже подходить к ней не хотелось! Казалось, что или стукнет или гадость какую-то скажет.
— Как думаете, ей тяжело было тогда?
— Да.

— Что было потом?
— Потом? Потом… Потом вся наша жизнь стала крутиться только вокруг ребёнка. Все разговоры – только о детской одежде, о питании, о памперсах. Болезни, прививки, садик… Мы на улицу выходили только чтобы выгулять ребёнка. А то и вообще по одному. Я шёл на улицу с сыном, а жена дома готовила еду или убирала.
— Вы с женой и сыном живёте одни? У вас бабушек и дедушек нет?
— Нет. Всё – сами.

— Вы говорили, что вашей жене было тяжело.
— Да.
— Как ваша жена отдыхала?
— По вечерам жена смотрела КВН. С тех пор, наверно, я не люблю КВН. Глупые шутки и пустое времяпрепровождение.
— А ребёнок где был в это время?
— Я приходил с работы, и ребёнок, по сути, был на мне. Жена отдыхала, потому что говорила, что очень уставала, пока я был на работе. Именно тогда я стал задерживаться на работе, потому что не хотелось идти домой.
— Но вы всё-таки шли домой?
— Да, шёл домой. (дальше говорит с укором) Потому что это ведь моя семья, а я муж и отец. Там жене тяжело. Там мой ребёнок. Ребёнка нужно покупать, спать уложить.
— Вы укладывали ребёнка спать?
— Да, это было на мне. Помню, что в 22:22 он засыпал. Я ходил с ним на руках в тёмной комнате, укачивал и пел колыбельные.

— А что у вас было с сексом?
— У нас практически не было секса. Жена постоянно была или уставшая, или у неё не было настроения.
— Но вы хотели секса?
— Конечно!
— Что вы делали для того, чтобы у вас был секс?
— Вы намекаете, есть ли у меня любовница?
— Нет, я хочу узнать, как вы боролись с отсутствием секса. Кто-то заводит любовницу, кто-то занимается мастурбацией, а кто-то терпит. Что было у вас?
— Ну, получается, я терпел. Когда ложились вечером в постель, я пытался как-то начать… ну… секс. Но не всегда получалось.
— Что не получалось?
— Жена не проявляла желания. У меня было чувство, что я её насилую. Поэтому потом я просто прекратил это делать.
— А до рождения ребёнка жена была активной в сексе?
— Да! Не могу сказать, что мы это делали везде и постоянно, но недостатка в сексе я не испытывал. И часто именно жена была инициатором секса.
— Вы рассказывали об одном утре, когда у вас внутри была боль, как натянутая пружина… Куда ушла эта боль, это напряжение? Оно ушло или вы продолжаете жить с этой натянутой пружиной внутри?
— Нет, не ушло. У меня уже редко доходит до ощущения, что произойдёт взрыв, но я постоянно чувствую внутри эту натянутую пружину.
— Внутреннюю боль?
— Да. Такое натяжение.

— Вы любите своего сына?
— Опять про любовь (улыбается). Я чувствую, что это родной мне человек. Я в ответе за него.
— Вы не хотите разводиться из-за сына?
— Да.
— Как вы считаете, вы хороший отец?
— Я считаю, что да.
— А как ваша жена считает?
— (улыбается) А она ничего не считает. Она меня даже не спрашивает.
— В смысле?
— Она сама принимает решения и потом ставит меня перед фактом.
— Например?
— Ну вот недавний пример. Я узнал, что жена повела сына на подготовительные курсы в школу.
— Сколько вашему сыну?
— Пять лет.
— И что в этом необычного? Многие дети перед школой ходят на подготовительные курсы. Что вам не нравится?
— Мне не нравится, что жена не посоветовалась со мной. Я просто однажды узнал, что мой сын уже ходит на курсы.

— Ваша жена работает?
— Нет.
— Почему?
— Ну, мы так решили. Я хорошо зарабатываю, а она пока не хочет.
— Что же вас смутило в подготовительных курсах? Вас не спросили?
— Да!
— Вы бы запретили сыну идти на курсы?
— Ну, про курсы – это ещё вопрос спорный, но я просто почувствовал, что моё мнение жену не интересует. А ведь это мой сын тоже! Я имею право принимать решения!

— Опишите вашу семейную жизнь сейчас. Как вы с женой сейчас живёте?
— Да это не жизнь вообще. Это сосуществование. Как в том анекдоте. Я прихожу домой, и мы едим. Жена занимается сыном, сидит в Ютюбе и смотрит смешные передачи. Я прихожу домой, ем и втыкаю в интернете.
— А сын?
— Сын играется. Или смотрит телевизор.
— Каждый занимается своим делом?
— Ну да.
— У вас есть какие-то личные интересы, занятия?
— Нет. Я постоянно на низком старте. Жду распоряжений от жены.

— Вы общаетесь с женой? Какие у вас есть общие интересы?
— Да нет у нас уже никаких общих интересов. Если жена о чём-то и говорит со мной, то только о детях или о своих подружках. У одной ребёнок заболел, у другой выздоровел, третья с мужем развелась, четвёртая замуж вышла. Мы о нас уже не говорим. Давно.

— Что бы вы сказали своей жене, если бы у вас сейчас была такая возможность?
— Что бы я сказал? (задумался) Я бы сказал, что всё это мне уже надоело.
— Вы видите какой-то выход? Как можно исправить ситуацию?
— Я не знаю.

— Наша сегодняшняя консультация подходит к концу… Что для вас важного сегодня прозвучало на консультации?
— Я понимаю, что я в жопе, и ничего нельзя изменить.
— Считаете, что ничего нельзя изменить уже?
— Ну, я не вижу выхода. Я как в тюрьме.

— Хорошо. У меня для вас будет домашнее задание. У вас будет неделя, чтобы подумать над моим вопросом.
— А какой вопрос?
— Если судить по вашим симптомам… А вы рассказываете, что у вас апатия, уныние, вам ничего не хочется делать, то можно констатировать, что у вас депрессия. Как вы считаете?
— Да, похоже.
— Если у вас депрессия, то это не просто плохое настроение, а психическое заболевание. Ваш мозг, как орган вашего организма, не вырабатывает какие-то гормоны радости. Или мозг вырабатывает повышенное количество гормонов тревоги. Если вы с этим согласны, тогда действительно, это от вас уже не зависит. Вы снимаете с себя ответственность, и ответственность за вас берёт врач-психиатр. Вам будет прописана гормонозаместительная терапия. Или транквилизаторы, успокоительные. Будете пить таблетки и не обращать внимание на неприятности. Главная выгода в том, что это уже будет не ваша ответственность.
— Нет, подождите. Что вы такое говорите? А психологи что делают?
— Психологи работают только с людьми, которые способны взять ответственность на себя. Если вы можете взять на себя ответственность, то вам придётся встать и идти. И не куда-нибудь. Не туда, куда вам укажут. А туда, куда хотите вы сами. Только с такими людьми могут работать психологи. Психолог не ведёт вас к счастью. Вы идёте к своему счастью сами, своими ногами шагаете, а психолог вас только сопровождает и помогает сделать следующий шаг, если возникли трудности. Понятно?
— Да.
— Так что вот так. Если вы опускаете руки, смиряетесь и снимаете с себя ответственность, тогда я вам рекомендую обратиться к психиатру за медикаментозным лечением. Если вы готовы взять на себя ответственность и идти самостоятельно к вашей цели, тогда через неделю я вас жду.
— Да… Жёстко, но справедливо.
— Телефон мой помните?
— Напомните, пожалуйста.
— Вот моя визитка. Возьмите. Если у вас что-то поменяется в планах, то позвоните.
— Хорошо. Спасибо.